Четверг, 15.11.2018, 09:29
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Проповедь » Проповедь

Структура Евхаристического богослужения

Структура Евхаристического богослужения

(Бенедикт XVI)

  Дорогие братья и сестры!

  После того, как я упомянул в прошлой проповеди главные элементы ars celebrandi, мне хотелось бы привлечь более пристальное внимание к некоторым частям Евхаристического богослужения, которые в наше время нуждаются в особой заботе, с целью остаться верными глубокому желанию литургического обновления, выраженному II Ватиканским Собором, в духе преемственности со всей великой церковной традицией.

  Внутреннее единство литургического действа

  Прежде всего необходимо поразмышлять над внутренним единством обряда Святой мессы. Как в катехизации, так и в манере служения [литургии] не следует давать повод для видения двух отдельных частей обряда. Литургия Слова и Евхаристическая литургия – кроме обрядов введения и заключения – «так тесно связаны одна с другой, что составляют единое священнодействие». Действительно, между Словом Божиим и Евхаристией существует внутренняя связь. При слушании Слова Божия рождается или укрепляется вера (ср. Рим 10,17); Слово, ставшее плотью, дает нам Себя в Евхаристии в качестве духовной пищи. Так, «из двух трапез – Слова Божия и Тела Христова – Церковь получает и преподает верным Хлеб жизни». Поэтому следует постоянно помнить, что возглашаемое и возвещаемое Церковью в литургии Слово Божие ведет к Евхаристии как к своей врожденной цели.

  Литургия Слова

  Я прошу, чтобы литургия Слова была должным образом подготовлена и пережита. Поэтому я настойчиво советую, чтобы в литургиях уделялось большое внимание провозглашению Слова Божия хорошо подготовленными чтецами. Давайте никогда не будем забывать о том, что «когда в Церкви читается Священное Писание, Сам Бог обращается к Своему народу, и Христос, пребывающий в Своем Слове, возвещает Евангелие». Если обстоятельства позволяют, то можно сделать небольшое вступление, которое поможет верным по-новому осознать его. Слово Божие, чтобы оно было правильно понято, должно быть выслушано и принято в церковном духе и в осознании его единства с евхаристическим Таинством. Воистину, Слово, которое мы возглашаем и слушаем, есть Слово, ставшее плотью (ср. Ин 1,14), и имеет внутреннюю связь с личностью Христа и с сакраментальным способом Его пребывания. Христос говорит не в прошлом времени, но в нашем настоящем, так, как Он присутствует в литургическом действе. В этом сакраментальном горизонте христианского откровения, знание и изучение Слова Божия позволяют нам лучше оценить, совершать и переживать Евхаристию. Также и здесь раскрывается во всей своей истине утверждение, согласно которому «не знать Писания – не знать Христа». С этой целью необходимо, чтобы верным помогали оценить сокровища Священного Писания, содержащиеся в лекционарии, через пастырские инициативы, литургию Слова и молитвенного чтения (lectio divina). Кроме того, не следует забывать о формах молитвы, утвержденных традицией: о Литургии часов, прежде всего – об Утренних хвалах, о Вечерне, о Завершении дня, а также о богослужениях Навечерий. Молитва Псалмов, библейские чтения и чтения из великого предания, представленные в Литургии часов, могут привести к углубленному переживанию события Христа и домостроительства спасения, что в свою очередь может обогатить понимание Евхаристического богослужения и участие в ней.

  Проповедь

  В связи с важностью Слова Божия возникает необходимость улучшить качество проповеди. Действительно, она «составляет часть священнодействия»; она имеет задачу способствовать более полному и эффективному пониманию Слова Божия в жизни верных. Поэтому рукоположенные служители должны «тщательно готовить проповедь, основываясь на должном знании Священного Писания». Следует избегать проповедей, содержащих общие или абстрактные рассуждения. Особенно прошу священнослужителей делать так, чтобы проповедь ставила провозглашенное Слово Божие в тесную связь с литургическим богослужением и с жизнью общины, таким образом, чтобы Слово Божие реально было опорой и жизнью Церкви. Поэтому следует помнить о катехитической и наставляющей цели проповеди. Считается уместным, чтобы исходя из трехлетнего [цикла] Лекционария, верным мудро предлагали тематические проповеди, в которых на протяжении литургического года рассматривались бы великие темы христианской веры, черпая в том, что авторитетно предложено Учительством в четырех «опорах» Катехизиса Католической Церкви и в недавнем Компендиуме: исповедание веры, совершение христианской тайны, жизнь во Христе, христианскую молитву.

  Приношение даров

  Отцы Синода обратили внимание также на приношение даров: это не просто какой-то «перерыв» между литургией Слова и Евхаристической литургией. Кроме того, такое восприятие могло бы нарушить чувство единого обряда, состоящего из двух связанных частей. В этом простом и смиренном жесте проявляется, в реальности, огромное значение: в хлебе и вине, которые мы приносим к алтарю, все творение принимается Христом Искупителем, чтобы быть преобразованным и представленным Отцу. В этой перспективе мы несем к алтарю также все страдание и боль мира, уверенные, что все ценно пред очами Бога. Этот жест – чтобы пережить его в подлинном значении – не нуждается в преувеличении с помощью неуместных усложнений. Он позволяет оценить изначальное участие, которого Бог просит у человека, чтобы привести к свершению божественное дело в нем и придать, таким образом, полный смысл человеческому труду, который через Евхаристическое богослужение присоединяется к искупительной жертве Христа.

  Евхаристическая молитва

  Евхаристическая молитва есть «центр и вершина всего богослужения». Она столь важна, что это следует соответствующим образом подчеркнуть. Различные Евхаристические молитвы, содержащиеся в Миссале, переданы нам живой традицией Церкви и отличаются неисчерпаемым богословским и духовным богатством. Верные должны быть способны ценить его. Общее наставление к римскому Миссалу помогает нам в этом, напоминая главные элементы каждой Евхаристической молитвы: благодарение, возглашение, эпиклезис, повествование об установлении Евхаристии, освящение, анамнезис, приношение, ходатайственные молитвы и заключительное славословие. Евхаристическая духовность и богословское размышление особенно просвещаются, если созерцать глубокое единство в анафоре между призыванием Святого Духа и повествованием об установлении Евхаристии, в которой «совершается жертва, которую Сам Христос установил на последней Вечере». Действительно, «Церковь испрашивает божественную силу, чтобы предложенные людьми дары освятились, то есть, стали Кровью и Телом Христа, и дабы непорочная Жертва, принимаемая в Причастии, была во спасение причастникам».

  Приветствие мира

  Евхаристия есть по своей природе Таинство мира. Это измерение евхаристической Тайны находит в евхаристической литургии особое выражение в обряде приветствия мира. Речь, несомненно, идет о знаке огромного значения (ср. Ин 14,27). В наше время, столь устрашающим образом наполненном конфликтами, этот жест обретает – даже с точки зрения общего восприятия – особое значение, поскольку Церковь все больше ощущает своей задачей молить Господа о даре мира и единства для себя самой и для всего человечества. Мир, несомненно, является неистребимым страстным желанием, живущим в сердце каждого. Церковь делает себя голосом мольбы о мире и примирении, который поднимается из души каждого человека доброй воли, обращая его к Тому, Кто «есть мир наш» (Еф 2,14) и Кто может примирить [целые] народы и [отдельных] людей даже там, где терпят крах человеческие попытки. Из этого всего понятна интенсивность, с которой зачастую ощущается обряд приветствия мира в литургическом богослужении. В связи с этим, тем не менее, во время Синода епископов была подчеркнута необходимость умерить этот жест, который может принимать чрезмерные выражения, вызывая некое замешательство в собрании прямо перед Причастием. Было бы неплохо помнить о том, что сдержанность, необходимая для сохранения нужной атмосферы для богослужения, нисколько не уменьшает ценности жеста, и ограничиться, к примеру, приветствием мира с тем, кто стоит поближе.

  Распределение и принятие Евхаристии

  Еще один момент богослужения, на который следует указать, – это распределение и получение святого Причастия. Я прошу всех, особенно рукоположенных служителей и тех, кто, должным образом подготовленные, в случае реальной необходимости поставляются на служение распределения Евхаристии, сделать все возможное, чтобы этот жест в своей простоте соответствовал его значению личной встречи с Господом Иисусом в Таинстве. Что касается предписаний по точной практике, то отсылаю к недавно изданным документам. Пусть все христианские общины верно придерживаются действующих норм, видя в них выражение веры и любви, которую мы все должны иметь по отношению к этому высшему Таинству. Кроме того, не следует пренебрегать драгоценным временем благодарения после Причастия: кроме исполнения уместной песни весьма полезно может быть также оставаться погруженными в молчание. В связи с этим мне хотелось бы привлечь внимание к одной пастырской проблеме, с которой приходится часто сталкиваться в наше время. Я имею в виду то, что при некоторых обстоятельствах, как, например, во время Святых месс по случаю бракосочетания, похорон или подобных событий, на богослужении присутствуют кроме практикующих верных также другие, которые, вероятно, годами не приближались к алтарю, либо находятся в такой жизненной ситуации, которая не позволяет приступать к Таинствам. Иногда случается, что присутствуют лица из других христианских конфессий или даже из других религий. Подобные обстоятельства отмечаются также в церквах, которые являются целью посетителей, особенно в больших городах искусства. В этих условиях понятна необходимость того, чтобы найти краткий и убедительный способ напомнить всем смысл таинственного Причастия и условия для его получения. Там, где положение не позволяет обеспечить должное разъяснение о значении Евхаристии, следует рассмотреть уместность заменить Евхаристическое богослужение литургией Слова Божия.

  Отпуст: « Ite, missa est »

  Наконец, мне хотелось бы остановиться на том, что сказали Отцы Синода о приветствии отпуста по окончании Евхаристического богослужения. После благословения диакон или священник прощается с народом словами: Ite, missa est. В этом приветствии нам дано понять связь между совершённой Мессой и христианской миссией в мире. В древности слово « missa » означало просто «отпускание». Тем не менее, оно нашло в христианском использовании все более глубокое значение. Выражение «отпускание» в реальности преобразовалось в «миссию». Это приветствие в сжатом виде выражает миссионерскую природу Церкви. Поэтому следует помочь Народу Божию углубить это учредительное измерение церковной жизни, извлекая ориентир для него в литургии. С этой точки зрения может быть полезным располагать должным образом одобренными текстами, для молитв над народом и заключительного благословения, которые проясняли бы эту связь.

  Поручаю всех вас заступничеству Приснодевы Марии и от всего сердца преподаю вам свое Апостольское благословение.

Из Ватикана.

BENEDICTUS PP. XVI

Категория: Проповедь | Добавил: Alekca (13.08.2012) | Автор: Бенедикт XVI
Просмотров: 891 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]