Среда, 19.12.2018, 02:51
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Католичество » Катехизис

РОЗАРИЙ ДЕВЫ МАРИИ - Апостольское послание о Святом Розарии Святейшего Отца Иоанна Павла II епископату, духовенству и верующим

                              РОЗАРИЙ ДЕВЫ МАРИИ

                                     (ROSARIUM VIRGINIS MARIAE)

 Апостольское послание о Святом Розарии Святейшего Отца Иоанна Павла II епископату, духовенству и верующим 

 

1. Розарий Девы Марии, постепенно развивавшийся во втором тысячелетии по вдохновению Духа Божия, - любимая молитва многих святых, подкрепленная учительством Церкви. Будучи простой и глубокой, эта молитва и в наступившем третьем тысячелетии остается важной и не теряет своего предназначения - приносить плоды святости. Она стала неотъемлемой частью духовного пути христианского мира, который по прошествии двух тысячелетий не утратил соей первоначальной новизны и, побуждаемый Духом божиим, стремится "отплыть на глубину" ("duc in altum!"), чтобы возвещать, более того, "кричать" миру о Христе - Господе и Спасителе, Который есть "путь, истина и жизнь" (Ин 14,6), "цель человеческой истории, конечная точка, к которой устремляются чаяния истории и цивилизации" (II Ватиканский Вселенский Собор. Пастырская конституция о Церкви в современном мире "Gaudium et spes", 45).

  Розарий, хотя ему присущ богородичный характер, является по соей сути молитвой христологической. В простоте составляющих его элементов заключена глубина всего Евангельского послания, синтез которого он собой представляет [ср. Павел VI. Апостольское обращение "Marialis cultus" [2 февраля 1974 г.], 42: AAS 66(1974), 153]. В нем звучит yхо молитвы Марии, вечный "Magnificat" за искупительное дело Воплощения, начатое в Ее девственном лоне. Благодаря Розарию христианский народ приходит a школу Марии, погружается a созерцание красоты Лика Христа и постигает глубину Его любви. В этой молитве верующий обретает полноту благодати, стяжая ее из рук Самой Матери Искупителя.

 

Римские папы и Розарий

 

2. Высокую ценность этой молитвы подчеркивали мои многочисленные Предшественники. Особая заслуга в этом принадлежит Папе Льву XIII, который 1 сентября 1883 г. опубликовал Энциклику "Supremi apostolatus officio" [см. Acta Leonis XIII, 3 (1884), 280-289]. В зтот торжественный момент было положено начало серии многочисленных документов, a которых эта молитва предлагается как действенное духовное оружие против язв общества. Говоря о более близких к нам папах эпохи II Ватиканского Вселенского Собора, я хотел бы вспомнить о заслугах в распространении Розария блаж. Иоанна XXIII [прежде всего, стоит упомянуть о его Апостольском послании, посвященном Розарию, "Il religioso convegno" (29 сентября 1961 г.): AAS 53 (1961), 641-647] и Павла VI, подчеркивавшего в Апостольском обращении "Marialis cultus", в согласии с духом Собора, Евангельский характер и христологическую направленность этой молитвы.

  И я сам не упускаю возможности призвать верующих часто читать Розарий. С юных лет эта молитва занимает важное место a моей духовной жизни, о чем я вновь напомнил во время своего недавнего визита в Польшу, особенно - при посещении санктуария a Кальварии Зебжидовской. Розарий сопровождал меня a радостные моменты жизни и в периоды испытаний. Ему я доверял свои тревоги и всегда обретал в нем утешение. Двадцать четыре года тому назад, 29 октября 1978 г., через две недели после избрания на Престол св. Петра, я, следуя велению сердца, подчеркнул: "Розарий - моя любимая молитва. Чудесная молитва! Удивительная a своей простоте и глубине. <...> Можно сказать, что Розарий в каком-то смысле - молитва-толкование последней главы Конституции II Ватиканского Собора "Lumen gentium", в которой речь идет о чудесном присутствии Божией Матери в тайне Христа и Церкви. Действительно, под покровом слов "Радуйся, Мария" пред очами нашей души предстают основные моменты жизни Иисуса Христа. Они заключены в радостных, скорбных и славных тайнах и приводят нас к живому единству со Христом через, можно сказать, Сердце Его Матери. В то же время сердцем мы заключаем a "десятки" молитв Розария личные трудности, проблемы, переживаемые нашей семьей, народом, Церковью и всем человечеством; события нашей жизни и жизни ближнего, особенно тех, кто нам наиболее близок, кого мы носим a своем сердце. Таким образом a простой молитве Розария пульсирует ритм жизни человека" ("Ангелус": Insegnamenti, I (1978), 75-76).

  Этими словами, возлюбленные братья и сестры, я с первого года ввел Понтификат a ежедневный ритм Розария. Сегодня, начиная двадцать пятый год своего служения a качестве Преемника св. Петра, я желаю сделать нечто большее. Сколько благодати я за эти годы получил от Пресвятой Девы благодаря Розарию: "Magnificat anima mesa Dominum" ("Величит душа моя Господа" - прим. пер.)! Я желаю вознести сою благодарность к Господу слоами Его Пресвятой Матери, под покров Которой я отдал свое первосвященническое служение: "Totus Tuus" ("Всецело Твой" - прим. пер.)!

 

Октябрь 2002 - октябрь 2003: Год Розария

 

3. Поэтому на волне размышлений, изложенных в Апостольском послании "Novo millennio ineunte", в котором я призвал Народ Божий, вдохновленный опытом Юбилея, "начать заново от Христа" [см. AAS 93 (2001), 285], я осознаю необходимость продолжить их осмыслением Розария, чтобы вознести своего рода богородичный венец над этим Апостольским посланием и призвать верующих созерцать Лик Христа вместе с Пресвятой Матерью и по Ее наставлениям. Чтение молитв Розария - не что иное, как созерцание Лика Христа вместе с Марией. Дабы подчеркнуть важность моего призыва, а также в связи с приближением 120-ой годовщины издания Энциклики Льва XIII, о которой шла речь выше, я хотел бы, чтобы различные христианские общины в течение этого года уделяли особое внимание Розарию и высоко ценили его. Поэтому я объявляю год - с октября 2002 г. по октябрь 2003 г. - Годом Розария.

  Оставляю соблюдение этого пасторского указания на усмотрение церковных общин. Хотелось бы, чтобы оно не препятствовало выполнению пастырских планов поместных Церквей, но содействовало их дополнению и углублению. Надеюсь, что это предложение будет принято с благосклонностью и готовностью. Розарий, переживаемый во всей полноте, направляет верующего к самому средоточию христианской жизни, служит для него простой, но плодотворной духовной практикой, школой личного созерцания, воспитания народа Божия и новой евангелизации. Мне хотелось бы также напомнить о еще одной радостной годовщине: сорок лет назад (11 октября 1962 г.) начал работу II Ватиканский Собор - "великая благодать", предуготованная Церкви в наши времена Духом божиим [Иоанн XXIII в годы, предшествовавшие созыву Собора, нередко призывал христиан читать Розарий в интенции успешного развития этого события, важного для жизни Церкви: см. "Lettera al Cardinale Vicario" (28 сентября 1960 г.): AAS 52 [1960], 814-817].

 

Разбор возражений против Розария

 

4. Своевременность этого начинания продиктована различными условиями. В первую очередь необходимо преодолеть некоторый кризис этой молитвы, поскольку в сложившихся a настоящее время исторических и теологических условиях возникает опасность, что ее ценность будет незаслуженно принижена, и поэтому ее редко предлагают молодому поколению. Считая, что Литургия занимает центральное место a жизни Церкви - как справедливо подчеркивал II Ватиканский Вселенский Собор, - некоторые приходят к выводу, что значение Розария неизбежно снижается. В действительности эта молитва, подчеркивал Павел VI, не только не противопоставлена Литургии, но служит для нее поддержкой, поскольку готовит к ней верующего и, будучи ее отзвуком, позволяет ему переживать таинства в полноте внутреннего участия и пожинать их плоды в повседневной жизни.

  Возможно некоторые боятся, что Розарий в силу своего ярко выраженного богородичного характера не в полной мере отвечает yкуменическому диалогу. На самом деле он значительно расширяет границы почитания богоматери, на котором настаивал Собор, ибо оно обращено к христологической сердцевине христианского Вероучения: "при почитании Матери должным образом познают, любят и прославляют Сына" [см. II Ватиканский Вселенский Собор. Догматическая Конституция о Церкви "Lumen gentium", 66]. Розарий, постигаемый должным образом, - это помощь, а не препятствие для yкуменизма!

 

Способ созерцания

 

5. Однако главная причина, по которой я призываю читать молитвы Розария, заключается a том, что он представляет собой ценное средство для поддержания a верующих стремления созерцать христианскую тайну, которую я a Апостольском послании "Novo millennio ineunte" называл подлинной "педагогикой святости": "Для этой педагогики святости требуется христианство, отличающееся, прежде всего, искусством молитвы" [NMI, 32: AAS 93 (2001), 288]. В то время, как в современной культуре, несмотря на многочисленные противоречия, вновь ощущается потребность a духовности, продиктованная a том числе и наплывом других религий, более, чем когда-либо, необходимо, чтобы христианские общины стали "подлинными школами молитвы" [там же, 33, 289].

  Розарий принадлежит к лучшей и наиболее испытанной традиции христианского созерцания. Получив развитие на Западе, он стал основной медитативной молитвой, a некотором смысле сравнимой с "молитвой сердца" или "Иисусовой молитвой", расцветшей на почве христианского Востока.

 

Молитва о мире и о семьях

 

6. Определенные исторические условия делают возрождение молитвы Розария особенно актуальным. Первое из них - необходимость испрашивать у бога дар мира. Мои Предшественники и я сам неоднократно предлагали Розарий как молитву о мире. Вновь открыть для себя Розарий в тысячелетии, начало которого было ознаменовано страшной панорамой террористического акта 11 сентября 2001 г. (и до сих пор мы ежедневно наблюдаем a разных уголках мира кровопролитие и эскалацию насилия), - значит погрузиться a созерцание тайны Того, Кто "есть мир наш, сделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду" (Еф 2,14-15). Поэтому нельзя читать молитвы Розария, не чувствуя себя обязанным служить делу мира, уделять особое внимание столь дорогой сердцу христиан земле Иисуса Назарянина, страдающей до сих пор.

  Подобного внимания и молитвы от нас требует еще одно опасное явление времени: семье, ячейке общества, все более угрожает разрушение - как на идеологическом, так и на практическом уровне, что внушает страх за будущее этого основополагающего и неотъемлемого социального института и, следовательно, за судьбу всего общества в целом.

  Обращение к молитве Розария a христианских семьях, в рамках широкого пасторского попечения о семье, должно стать эффективным средством, помогающим преодолеть опустошительное влияние кризисной эпохи, в которой мы живем.

 

«Се, Матерь твоя!» (Ин 19,27)

 

7. Многое указывает на то, что Пресвятой Деве, Которой умирающий Спаситель в лице Своего возлюбленного ученика вверил всех чад Церкви - "Жено, се, сын Твой!" (см. Ин 19,26) - угодно и в наши дни оказывать Свою Материнскую заботу посредством этой молитвы. В девятнадцатом и двадцатом столетиях Матерь Христова, чтобы призвать весь народ Божий к этой созерцательной молите, давала возможность некоторым верующим при различных обстоятельствах ощутить Свое присутствие и услышать Свой голос. Я хотел бы особо вспомнить о явлениях Богородицы в Лурде и Фатиме, поскольку они оказывают решающее влияние на жизнь христиан и получили признание церковных властей. [Необходимо вновь подчеркнуть - хотя это хорошо известно, - что частные откровения носят иной характер, чем откровения публичные, признанные всей Церковью. Задача Учительства - распознать и констатировать, насколько достоверны частные откровения и какую ценность они имеют для благочестия верующих]. Эти санктуарии привлекают к себе многочисленных паломников, стремящихся обрести утешение и надежду.

 

По стопам свидетелей

 

8. Невозможно перечислить имена многочисленных святых, для которых Розарий был подлинным путем освящения. Достаточно вспомнить о св. Людовике Марии Гриньоне де Монфоре, авторе замечательного сочинения о Розарии ["Il segreto meraviglioso del Santo Rosario per convertirsi e salvarsi": Opere, I, Scritti Spirituali, Roma 1990, pp. 729-843], и о более близком к нам по времени о. Пио из Пьетрельчины, которого я недавно с радостью канонизировал. Особой харизмой подлинного апостола Розария обладал блаж. Бартоло Лонго. Его путь к святости основан на вдохновении, услышанном в глубине сердца: "Кто распространяет Розарий, тот спасен!" [B. Bartolo Longo. Storia del Santuario di Pompei, Pompei 1990, p. 59]. Он ощутил призвание возвести храм во имя Святого Розария Пресвятой Девы Марии в Помпеях, на руинах древнего города, которого христианское благовестие едва коснулось перед разрушительным извержением Везувия в 79 г., и который спустя столетия восстал из пепла, обнажая светлые и темные стороны античной цивилизации.

  Своим служением, особенно посредством т. н. "Пятнадцати суббот", Бартоло Лонго развивал христологический и созерцательный дух Розария, пользуясь особой поддержкой Льва XIII, "Папы Розария".

 

Глава I

Созерцать Христа вместе с Марией

 

Лик, сияющий как солнце

 

9. «И преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце» (Мф 17,2). Евангельское описание Преображения Христа, в котором три апостола - Петр, Иаков и Иоанн - предстают восхищенными красотой Искупителя, можно считать своего рода образом христианского созерцания. Обратить свой взор к Лику Христа, постичь в Его повседневном, скорбном земном пути тайну, сокрытую под покровом человеческой природы, и, наконец, разглядеть Божественное сияние, окончательно явленное в славе Воскресшего, сидящего одесную Отца - вот задача каждого ученика Христа и, следовательно, наша с вами задача. Созерцая Его Лик, мы открываем душу, чтобы принять тайну жизни Пресвятой Троицы, вновь и вновь испытывая любовь Отца и разделяя радость Святого Духа. Так для нас исполняются слова св. Павла: "Мы же все, открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа" (2Кор 3,18).

 

Мария - образец созерцания

 

10. Мария - непревзойденный идеал созерцания Христа. Лик Сына принадлежит ей особым образом. В Ее лоне Он сформировался и от Нее принял человеческое подобие, что несомненно указывает на их еще большую духовную близость. Никто не предавался столь усердному созерцанию Лика Христа, как Мария. Очи Ее сердца были обращены к Нему уже при Благовещении, когда Мария зачала Его от Духа Святого. В последующие месяцы Она начинает чувствовать Его присутствие и предвидит Его облик. Когда же, наконец, Она рождает Его в Вифлееме, Ее очи с нежностью созерцают лик Сына, Которого "Она спеленала и положила в ясли" (см. Лк 2,7).

  С этого момента Она больше не отводит от Него Свой взор, неизменно исполненный восхищенного поклонения. Порой Ее взгляд будет вопрошающим, как тогда, когда Он потерялся в Храме: "Чадо! что Ты сделал с нами?" (Лк 2,48); вместе с тем, Ее взгляд всегда будет проникновенным, способным читать глубины души Иисуса, улавливать Его сокровенные чувства и угадывать Его волю, - как на брачном пиру в Кане (ср. Ин 2,5); в других случаях Ее взгляд будет исполнен боли, - прежде всего, у подножия Креста (его еще можно назвать в определенном смысле "взглядом рождающей", поскольку Мария не ограничится участием в страданиях и смерти Единственного Сына, но примет в лице возлюбленного ученика нового сына, который ей будет вверен (ср. Ин 10,26-27)); в Пасхальное утро Ее взгляд будет сиять радостью о Воскресении, и, наконец, Ее взгляд будет пламенным при излиянии Святого Духа в день Пятидесятницы (ср. Деян 1,14).

 

Память Марии

 

11. Мария живет, сосредоточив взор на Христе, и каждое из Его слов становится для Нее сокровищем: "Она сохраняла все слова сии и размышляла о них в сердце Своем" (Лк 2,19; ср. 2,51). Память об Иисусе, запечатленная в Ее душе, сопровождала Ее всегда, мысленно возвращая к различным моментам жизни бок о бок с Сыном. Эти воспоминания в определенном смысле были "Розарием", который Она непрестанно читала во все дни Своей земной жизни.

  И поныне в радостных песнопениях Небесного Иерусалима причины, по которым Она благодарит Бога и воздает Ему хвалу, остаются неизменными. Именно они вдохновляют Ее материнское внимание к странствующей Церкви, в которой Она продолжает свое благовестие. Мария постоянно напоминает верующим тайны Своего Сына, желая, чтобы они созерцали их и тем самым черпали из них спасительную силу. Читая молитвы Розария, христианская община "сливается" с памятью и взором Марии.

 

Розарий - созерцательная молитва

 

12. Розарий, поскольку основан на опыте Марии, - преимущественно созерцательная молитва. Лишенный этого измерения, он, как подчеркивал Павел VI, теряет свою природу: "Если этот момент отсутствует, Розарий уподобляется телу, лишенному души, и возникает опасность, что его чтение превратится в бессмысленное повторение одних и тех же словосочетаний и окажется в явном противоречии с наставлением Иисуса Христа, сказавшего: "Молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны" (Мф 6,7). Ибо Розарий по самой своей природе требует прочтения в ритме спокойного молитвословия, задумчивого и неспешного, дабы облегчить молящемуся созерцание тайн Христовой жизни, так, как если бы это совершалось в сердце Той, Которая ближе всех прочих была к Господу, и дабы открылись неисчерпаемые богатства этих тайн" [Апостольское обращение "Marialis cultus" (2 февраля 1974 г.), 47: AAS 66 (1974), 156].

  Стоит остановиться на этой глубокой мысли Павла VI и подчеркнуть некоторые характеристики Розария, которые лучше всего свидетельствуют о присущем ему христологическом созерцании.

 

Вспоминать о Христе вместе с Марией

 

13. Созерцание Марии - это, прежде всего, воспоминание. Однако необходимо понимать это слово в библейском смысле памяти (zakar), которым определяются дела, совершенные Богом в истории спасения. Библия рассказывает о спасительных событиях, кульминация которых - Сам Христос. Эти события - не просто прошлое; они являются также сегодняшним днем спасения. Это особым образом воплощается в Литургии: события, совершенные Богом столетия тому назад, оказали влияние не только на непосредственных свидетелей; посредством дара благодати они во все века влияют на всех людей. Некоторым образом это справедливо и для любой другой формы благочестия, приближающей нас к этапам истории спасения: «вспоминать о них» с верой и любовью - значит, открыться для благодати, которую Христос заслужил для нас тайнами Своей Жизни, Смерти и Воскресения.

  Поэтому, помня утверждение II Ватиканского Собора о том, что Литургия - как осуществление священнического служения Иисуса Христа и публичного культа - это "вершина, к которой стремится деятельность Церкви, а вместе с тем и источник, из которого исходит вся ее сила" [II Ватиканский Вселенский Собор. Конституция о священной Литургии "Sacrosanctum Concilium", 10], необходимо также помнить, что духовная жизнь "заключена не только в участии в Литургии. Ибо, хотя христианин и призван к общей молитве, он должен также войти в комнату свою, чтобы помолиться Отцу втайне (ср. Мф 6,6); более того, по учению апостола, он должен молиться непрестанно (ср. 1Фес 5,17)" [Там же, 12]. Розарий особым образом вписывается в пеструю картину непрестанной молитвы. И как Литургия, будучи делением Христа и Церкви, является спасительным деянием в полном смысле этого слова, так Розарий, будучи размышлением о Христе вместе с Марией, является спасительным созерцанием. Благодаря углублению, тайна за тайной, в жизнь Спасителя, верующий глубоко сопереживает всему, что Он совершил и вновь совершает в Литургии, и соотносит в соответствии с этим свое существование.

 

Учиться у Христа вместе с Марией

 

14. Христос - Учитель, в полном значении этого слова; Он приносит Откровение и Сам есть Откровение. Поэтому речь идет не о том, чтобы просто учиться у Него, но "учиться Ему". И кто же в этом деле самый опытный наставник, если не Мария? Поскольку, по Божественному промыслу, Святой Дух - Учитель души, Который ведет нас к полноте истины Христовой (ср. Ин 14,26; 16,26; 16,13), то среди людей никто так хорошо не знает Христа, как Она; никто, кроме Матери, не может привести нас к глубокому постижению Его тайны.

  Первое из знамений, совершенных Христом, - претворение воды в вино на брачном пиру в Кане - являет нам Марию как Наставницу в тот момент, когда Она призывает служителей следовать распоряжениям Христа (ср. Ин 2,5). Мы можем представить, что эту функцию Она исполняла по отношению к ученикам и после Вознесения Иисуса Христа, когда пребывала вместе с апостолами, ожидала Святого Духа и вдохновляла их на первую миссию. Вспоминать вместе с Марией события, запечатленные в Розарии, - словно войти в "школу" Марии, чтобы читать Христа, проникнуть в Его тайны, понять Его Послание.

  Пребывание в школе Марии окажется еще более плодотворным, если мы подумаем о том, что ее возглавляет Та, Которая в преизбытке испрашивает для нас даров Духа Святого и одновременно подает нам пример следования по "пути веры" [см. II Ватиканский Вселенский Собор. Догматическая Конституция о Церкви "Lumen gentium", 58], в чем Она для нас - ни с кем не сравнимая Наставница. Перед каждой тайной Сына Она приглашает нас, как в момент Благовещения, смиренно задавать вопросы, открывающие душу для света, чтобы в конце в послушании веры ответить: "Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему" (Лк 1,38).

 

Уподобляться Христу вместе с Марией

 

15. Определяющая черта христианской духовности - обязанность ученика все более уподобляться своему Учителю (ср. Рим 8,29; Флп 3,10;21). Излияние Святого Духа в момент Крещения прививает человека, как виноградный побег, к жизни, которая есть Христос (ср. Ин 15,5), делает членом Его Мистического Тела (ср. 1Кор 12,12; Рим 12,5). Однако впоследствии к такому первоначальному единству должен вести путь все большего уподобления Ему. Следовательно, ученик обязан постоянно соразмерять свои поступки с логикой Христа: "Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе" (Флп 2,5). Необходимо, как сказал Апостол, "облечься во Христа" (ср. Рим 13,14; Гал 3,27).

  На духовном пути Розария, покоящемся на неустанном созерцании вместе с Марией Лика Христова, идеальное уподобление Ему достигается благодаря связи, которую можно назвать дружеской. Она естественным образом вводит нас в жизнь Христа и словно помогает нам разделить Его сокровенные чувства. Вот что говорит по этому поводу блаж. Бартоло Лонго: "Как у двоих друзей, часто бывающих вместе, появляются одинаковые привычки, так и мы, сердечно беседуя с Иисусом и Пресвятой Девой в размышлениях над тайнами Розария, и одновременно ведя такую же жизнь, благодаря причащению, можем стать, насколько позволит наше ничтожество, подобными Им и научиться на столь выдающихся примерах смиренной, бедной, сокровенной, терпеливой и совершенной жизни" ["I Quindici Sabati del Santissimo Rosario", 27 ed.; Pompei 1916, p. 27].

  Уподобляясь Христу, в чтении Розария мы особым образом препоручаем себя материнскому деянию Пресвятой Девы - Той, Которая родила Христа, и Сама принадлежит Церкви как ее "наипревосходнейший и совершенно особый член" [II Ватиканский Вселенский Собор. Догматическая Конституция о Церкви "Lumen gentium", 53] и, одновременно, как "Матерь Церкви". Таким образом, Она во все времена "рождает" чад Мистического Тела Своего Сына. Она совершает это через заступничество, призывая на них неисчерпаемое излияние Святого Духа. Она - совершенная икона материнства Церкви.

  Розарий мистическим образом приводит нас к Марии, Которая была призвана сопровождать человеческое возрастание Христа в доме в Назарете. Он помогает Ей наставлять и воспитывать нас с той же самой тщательностью, "доколе не изобразится" в нас в полной мере Христос (ср. Гал 4,19). Это деяние Марии, полностью основанное на деянии Христа и абсолютно подчиненное ему, "ни в коем случае не мешает непосредственному единению верующих со Христом, но, напротив, благоприятствует ему" [там же, 60]. Справедливость этого светоносного принципа, провозглашенного II Ватиканским Собором, я особенно сильно испытал в своей жизни, на нем основан девиз моего епископского служения: "Totus Tuus" [см. Радиотрансляция первого послания "Urbi et orbi" (17 октября 1978 г.): AAS 70 (1978), 927]. Этот девиз, как известно, вдохновлен учением св. Людовика Марии Гриньона де Монфора, который так объяснял роль Марии в процессе уподобления каждого из нас Христу: "Все наше совершенство заключается в том, чтобы быть подобными Иисусу Христу, пребывать в единстве с Ним и посвятить себя Ему. Поэтому самая совершенная из всех форм благочестия - безусловно, та, которая наиболее полно уподобляет нас Иисусу Христу, соединяет с Ним и посвящает Ему. Итак, поскольку Мария из всех творений более всего уподобилась Иисусу Христу, следовательно, из всех возможных форм благочестия именно почитание Марии, Пресвятой Матери Господа нашего, наиболее полно посвящает и уподобляет Ему душу; насколько более полно душа посвятит себя Ей, настолько она будет посвящена Иисусу Христу" ["Трактат об истинном почитании Пресвятой Богородицы", 120: Opere, 1, Scritti spirituali, Roma 1990, p. 430]. Нигде, кроме как в Розарии, пути Христа и Марии не предстают настолько глубоко соединенными. Мария живет лишь во Христе и действует лишь со Христом!

 

Взывать ко Христу вместе с Марией

 

16. Христос призывал нас обращаться к Богу настойчиво и с упованием, чтобы быть услышанными: "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам" (Мф 7,7). Основание действенности любой молитвы - благость Отца, а также ходатайство Самого Христа (ср. 1Ин 2,1) и действие Святого Духа, Который "ходатайствует за нас", по замыслу Бога (ср. Рим 8,26-27). Мы же "не знаем, о чем молиться, как должно" (Рим 8,26), и порой наша молитва не бывает услышана, потому что мы просим "не на добро" (ср. Иак 4,2-3).

 Мария Своим материнским заступничеством поддерживает молитву, которую Христос и Святой Дух исторгают из нашей души. "Молитва Церкви как бы поддерживается молитвой Марии" [Катехизис Католической Церкви, 2679]. Действительно, поскольку Иисус, Единственный Посредник, - это Путь нашей молитвы, Мария, Его чистое отражение, указывает этот Путь и "в этом исключительном содействии Марии действию Святого Духа берет начало развивающаяся в Церквах молитва к Святой Матери Божией, сосредоточенная на Лике Христа, явленном в Его тайнах" [там же, 2675]. Именно Евангелие показывает действенность ходатайства Марии, Которая на брачном пиру в Кане Сама представляет Иисусу людские нужды: "Вина нет у них" (Ин 2,3).

  Розарий - размышление и, в то же время, - просьба. Неустанная молитва к Божией Матери основана на уповании, что Ее Материнскому заступничеству под силу обрести у Сердца Сына все. Она - "Всемогущая по благодати" - как (я прибегаю к этому смелому утверждению, которое необходимо правильно понимать) обращался к ней блаж. Бартоло Лонго в своем "Воззвании к Царице Святого Розария". ["Воззвание к Царице Святого Розария" торжественно читается два раза в год, в мае и октябре. Блаж. Бартоло Лонго составил его в 1883 г. в ответ на призыв Папы Льва XIII, с которым тот обратился к верующим в своей первой Энциклике, посвященной Розарию, прося их противостоять в духовной борьбе недугам общества]. Уверенность в этом, начало которой сокрыто в Евангелии, постепенно росла в христианах, подкрепляемая жизненным опытом. Великий поэт Данте удивительно толкует эти слова, воспевая, вслед за св. Бернаром: "Ты так властна, и мощь Твоя такая,/ Что было бы стремить без крыл полет/ - Ждать милости, к Тебе не прибегая" [Данте Алигьери. Божественная комедия. Рай. Песнь XXXIII, 13-15. (Пер. М. Лозинского)]. В Розарии Мария, обитель Святого Духа (ср. Лк 1,35), когда мы взываем к Ней, ходатайствует о нас перед Отцом, Который исполнил Ее благодати, и Сыном, Рожденным из Ее лона, молится с нами и о нас.

 

Возвещать Христа вместе с Марией

 

17. Розарий - это также путь возвещения и углубления в тайну Христа, благодаря которому она неизменно пронизывает все этапы христианского опыта. Его идеал - молитвенное и созерцательное присутствие, цель которого - уподобить ученика Сердцу Христа. Действительно, для того, чтобы наше размышление было плодотворным, необходимо, читая Розарий, уделять должное внимание всем его элементам. Таким образом появляется, особенно во время общинной молитвы в приходах и санктуариях, благоприятная возможность для катехизации, и пастыри должны уметь пользоваться ею. Пресвятая Дева Розария тем самым продолжает Свою миссию возвещения о Христе. История развития Розария прекрасно демонстрирует, что верующие - в особенности, доминиканцы - прибегали к этой молитве, когда Церковь переживала трудные времена из-за широкого распространения ересей. Сегодня мы сталкиваемся с новыми вызовами. Почему бы и нам, подобно нашим предшественникам, с верой не взять в руки четки? Розарий полностью сохранил свою силу и по-прежнему остается незаменимым средством в пастырской сокровищнице каждого опытного евангелизатора.

продолжение читай в следующем посте... Читать здесь




Источник: http://pasqa.narod.ru/archive/art028.html
Категория: Катехизис | Добавил: Alekca (17.03.2012)
Просмотров: 1544 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]